Главная / Что теперь впереди казахстанской «телеги»?

Что теперь впереди казахстанской «телеги»?

09.01.2020
0
174

Хотя ключевой принцип «сначала экономика, потом политика» был почти все годы
независимости своеобразной визитной карточкой социально-экономической стабильности
Казахстана, похоже, что в прошлом году слагаемые этой незамысловатой формулы начали
меняться местами.

Хотели как лучше, а получилось как всегда

Основание для таких рассуждений дает вполне видимое даже для неспециалистов
изменение курсовой политики Нацбанка, проявившееся после смены высшего
политического руководства страны. Поскольку уже известно, что со своим преемником
первый президент Казахстана определился примерно к началу 2016 года, то логично
предположить, что с того момента на первый план среди приоритетов государственной
политики должно было выйти повышение доверия электората к национальной валюте и
центральному банку. Ведь для партии власти было бы просто самоубийственно идти на
судьбоносные для нее президентские выборы с последующей сменой высшего
руководства страны после значительной девальвации тенге и неминуемого снижения
уровня жизни населения!

В принципе, когда в начале ноября 2015 года тогдашний президент Казахстан обратился к
сенату за согласием на назначение Данияра Акишева председателем Нацбанка, в его
обращении как раз и говорилось о снижении доверия к национальной валюте и
центральному банку страны, дефиците тенговой ликвидности и снижении объема
кредитования экономики. Правда, при этом Акорда деликатно умолчала, почему при
вполне благоприятных мировых ценах на нефть была дана отмашка на неожиданную
девальвацию тенге в феврале 2014 года. А потом обменный курс нацвалюты и вовсе был
отправлен в свободное плавание 20 августа 2015 года по решению правительства и
Нацбанка, которое никак не могло быть принято без согласия (пусть и молчаливого!)
президента.

В итоге с отметки примерно в 150 тенге за доллар 10 февраля 2014 года обменный курс
казахстанской валюты к доллару достиг 255 тенге 20 августа 2015 года. А к моменту
назначения г-на Акишева главным банкиром страны доллар подорожал до 281,3 тенге по
итогам торгов на Казахстанской фондовой бирже (KASE) 2 ноября. Таким образом, в
канун принятия окончательного решения о выборе преемника на пост главы государства
за предшествовавшие ему два неполных года властями страны принимались явно
алогичные решения по обменному курсу тенге, не способствовавшие росту авторитета
государства и лишь раздражавшие электорат резким подорожанием доллара почти вдвое.
Однако и после прихода г-на Акишева в Нацбанк курсовая политика последнего не
изменилась в лучшую сторону. Уже в январе 2016 года, то есть когда кандидатура
преемника первого президента была определена окончательно, доллар взметнулся на
KASE до средневзвешенного уровня в 384,48 тенге, подорожав с момента его назначения
главой центрального банка более чем на треть (36,7%)! К середине мая обменный курс
нацвалюты укрепился до рубежа примерно в 328 тенге, после чего колебался в обоих
направлениях, завершив тот год на рубеже в 333,54 тенге с укреплением к доллару на
2,0%. В 2017 году тенге укрепился к доллару на 0,3%. Однако в 2018 году Нацбанк вновь
вернулся к политике ускоренной девальвации тенге, в результате чего нацвалюта ослабла к доллару за год на 15,6%, а доллар вырос до уровня в 384,68 тенге по итогам торгов на
KASE 29 декабря.

Понятно, что такие резкие колебания обменного курса тенге в годы, предшествовавшие
началу транзита власти в Казахстане, не могли не повлечь за собой снижения
экономической активности, в первую очередь малого и среднего бизнеса, и доверия
электората к государству.

Новый курс?

Справедливости ради отметим, что к моменту смены президента Казахстана и началу
правления нынешнего главы государства с 20 марта прошлого года нацвалюта все же
немного укрепилась – до средневзвешенного уровня в 378,55 тенге на KASE в результате
дневных торгов в этот день. Но это была уже скорее не заслуга г-на Акишева, а
сменившего его в Нацбанке Ерболата Досаева, назначенного на этот пост 25 февраля
прошлого года. Принял он курсовое «хозяйство» центрального банка при 376,11 тенге за
доллар.

Если же вести отсчет с момента президентских выборов, прошедших 9 июня, то в таком
случае исходным рубежом выступает отметка в 383,09 тенге, на которой завершились
торги KASE на следующий день. Как признали в Нацбанке, из-за высоких
девальвационных ожиданий на фоне слухов о резком ослаблении тенге после выборов
тогда резко вырос спрос на инвалюту. Тем не менее, за июнь национальная валюта даже
укрепилась на 0,5%, завершив месяц на уровне в 380,65 тенге, правда, во многом
благодаря усилиям Нацбанка, сбившего ажиотаж на валютном рынке своими
интервенциями. Но в июле нацвалюты вновь начала слабеть к доллару и потеряла 1,0% до
384,21 тенге.

В прежние времена такое в принципе незначительное колебание курса сошло бы
Нацбанку с рук. Но на этот раз на расширенном заседании правительства, прошедшем 15
июля (то есть всего лишь через месяц после церемонии инаугурации второго президента
страны!), он потребовал от центрального банка принять меры по повышению
транспарентности и доверия населения и бизнеса к проводимой курсовой политике. В
срок до 1 ноября президент поручил Нацбанку и правительству разобраться в этом
вопросе с привлечением международных организаций и экспертов, дабы понять, какой
валютный режим «наиболее полно отвечает нашим задачам».

Как было исполнено это поручение, пока не сообщалось. За август тенге ослаб к доллару
по расчетам аналитиков Нацбанка еще на 0,8%, сентябрь – 0,1%, октябрь – 0,2%. Однако
как раз в ноябре нацвалюта укрепилась к доллару на 0,6%, в декабре – на 1%. В итоге, как
видно из приведенных выше данных, обменный курс вернулся к уровню, примерно
соответствующему на момент проведения президентских выборов. Проще говоря, на
валютный рынок вернулась курсовая стабильность, что дало экспертам говорить о
переходе Нацбанка от политики СПОК (свободно плавающего обменного курса) к ЧПОК,
то есть частично плавающему курсу в некоем негласно установленном узком диапазоне.

Конечно, пока еще рано говорить о начале периода активного политического
вмешательства высшей государственной власти в дела центрального банка, что, кстати,
имеет место даже в развитых странах, в первую очередь в США. Но с точки зрения
электората возвращение курсовой стабильности позволяет планировать экономическое
будущее на длительный срок, не уповая на скупку и накопление долларов в качестве
защиты от валютных потрясений. Удлиняется горизонт планирования и у бизнеса. Ну, а то, что при этом отходит на второй план собственно рыночная экономика, включая
политику СПОК (она, кстати, в явном виде мало где применяется!), для электората не
столь существенно. Ведь для него сегодня, похоже, более важно ощутить на себе
растущую заботу той самой политики, которая раньше была позади экономики. Кстати,
нечто похожее сегодня наблюдается и в тех же развитых государствах, в «Топ-30»
которых намерен войти Казахстан.

rezonans.kz

 

Теги: Экономика
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее