Главная / Общество / Что интересно казахам и как удовлетворяют этот интерес казахскоязычные СМИ?

Что интересно казахам и как удовлетворяют этот интерес казахскоязычные СМИ?

22.11.2018
0
50

Казахский язык в последние годы все более активно завоевывает информационное пространство. Но в какую степь ведут население создатели казахскоязычного контента? Какие темы они актуализируют, какое формируют отношение к восприятию советского прошлого, к сотрудничеству с соседними странами, в том числе с Россией, к тому, чем сегодня живет многонациональный Казахстан? Об этом наш разговор с известным журналистом Назирой Даримбет.  

Налет  «желтизны»

 
- Аналитики не первый год констатируют, что с ростом удельного веса казахов в общей численности населения  расширяется и казахскоязычный сегмент информационного поля страны. Насколько очевиден этот тренд? 

-Утверждение довольно неоднозначное.  Действительно, сегодня наблюдается некоторое расширение казахскоязычного сегмента на информационном поле, но этот тренд нельзя назвать масштабным, и уж тем более нельзя утверждать, что он вызван исключительно количественным ростом казахского населения. 

Конечно, это весомый фактор, но давайте смотреть правде в глаза: далеко не все дети, молодые люди, являющиеся представителями нового поколения казахов,  владеют родным языком. Да, доля жителей страны, говорящих и думающих по-казахски, сегодня больше, чем, скажем, 10-15 лет назад, но до тотальной казахизации  нам еще далеко. 

На мой взгляд, немалую роль тут сыграла проводимая государством политика поддержки казахского языка, развития казахскоязычных СМИ, казахскоязычного информационного поля. Хотя она нередко подвергается критике, мы видим, что появляются все новые и новые ресурсы, как «бумажные», так и электронные, позволяющие получать информацию на родном языке. 

- Происходит ли смещение социальной и политической активности наших граждан  в  казахскоязычное поле? По крайней мере, ряд экспертов считает это очевидным фактом.

- Имеется в виду, что в казахскоязычной среде  стали больше обсуждать актуальные, общественно значимые темы? Это не совсем так. Особого роста социальной и политической активности казахского населения не наблюдается.  Возможно,  такое мнение сложилось оттого, что  казахскоязычная молодежь становится  активным пользователем социальных сетей. Действительно, в «Инстаграме», в «Фейсбуке» очень много казахскоязычных групп. Но это не говорит о повышении гражданской активности данной аудитории. В казахскоязычном сегменте соцсетей серьезные, глобальные темы  поднимаются довольно редко. А если и поднимаются, то это заслуга политиков, аналитиков, общественных деятелей, журналистов, активных граждан. Основная же масса населения далека от этого. 

-Что же ее интересует?  

- Буквально на днях мы с одним коллегой говорили о том, какой контент на казахском языке может быть популярным. И пришли к выводу, что пока большинство казахскоязычного населения интересуется  «желтыми» темами. Я сама в этом часто убеждаюсь, готовя обзоры казахской прессы. Хотя «желтые» темы, наверное, интересны всем, в том числе и русскоязычному населению. Но в казахскоязычной среде такой крен особенно заметен. Ее интерес заточен на жизни «звезд», разного рода сплетнях, обсуждении того, за кого казашки выходят замуж, и так далее. А спрос рождает предложение, поэтому казахскоязычные СМИ переполнены публикациями подобного рода.  

- То есть,  говорить о том, что они стали  более качественными, не приходится?  

- На самом деле, положительные изменения есть. Стали появляться казахскоязычные СМИ, пытающиеся поднимать серьезные темы. Правда, процесс этот идет медленно, таких изданий пока немного, и на общем фоне они не очень заметны. 

Хранители национального «я» 

-И какие темы, помимо «бульварных», освещаются в казахской прессе? 

- Самые разные, вплоть до транзита власти. Казахские СМИ, если можно так выразиться, «осмелели».  Довольно часто критике стали подвергаться представители власти. В качестве примера можно привести реакцию на заявления Дариги Нурсултановны, так или иначе касающиеся положения казахского языка. Очень активно поднимается «китайская» тема, ставшая особенно актуальной после истории с Сайрагуль Сауытбай.  Русскоязычные СМИ не удостаивают вниманием эти проблемы,  тогда как в казахскоязычных положение этнических казахов в Китае обсуждается постоянно.  Причем делается это основательно и глубоко.  Кстати, только на страницах казахских СМИ можно увидеть интервью с этническими казахами, которые сбежали из Китая и нелегально находятся в нашей стране.  Постоянно освещаются темы, связанные с историей, а также с ролью и положением  государственного языка.  

- Но нередко приходится слышать обратное. Мол,  казахскоязычные СМИ скатываются к мелкотемью, слишком много места  отводят материалам о батырах и других предках, затевают споры на темы, далёкие от реалий дня. Какова ситуация на самом деле?  

- Может, кому-то темы, касающиеся, например, ономастики, и кажутся мелкими, но для казахского населения они весьма актуальны. И то, что они постоянно поднимаются казахскоязычными СМИ, я считаю оправданным. Что же касается батыров, то здесь я, наверное, соглашусь с вами. Довольно часто появляются публикацию о том, чей батыр был круче или почему снесли памятник одному батыру, а на его месте поставили памятник другому. Но такие материалы находят своего читателя. 

- Исчез ли со страниц казахской прессы тот наставительно-дидактический тон, который раньше не только подвергался критике, но и откровенно высмеивался?

-У меня встречный вопрос: кем  высмеивался? 

-Например, казахами, которые в одинаковой степени владеют казахским и русским, потребляют контент на обоих языках и могут сравнить качество того и другого… 

- Впервые слышу о том, чтобы это у кого-то вызывало смех. Вы, наверное, имеете в виду русскоязычных журналистов? Да, лично я критически отношусь к этому, но  выражение «высмеивали» мне кажется неуместным.  

Что же касается упомянутого вами тона публикаций, то это особенность казахскоязычных информационных ресурсов. Как известно,  основная задача любого СМИ – качественно  и объективно передать информацию.  Но многие наши казахскоязычные коллеги расширяют для себя эти рамки, наделяя СМИ еще и воспитательной, просветительской функцией. Даже больше – информационные ресурсы они рассматривают как инструмент борьбы за национальные интересы. Многие казахскоязычные журналисты на полном серьезе считают, что основная их миссия заключается в воспитании нации. 

-И в чем же заключается воспитательный аспект? 

-В том, чтобы молодежь соблюдала традиции, чтобы дети получали правильное воспитание, чтобы наши девушки не выходили замуж за иностранцев, блюли чистоту нации, а мальчики не красили волосы и тем самым не превращались в гомосексуалистов. Как-то я записывала видеоэфир. Гостем программы был молодой политолог. Так вот, он убежден, что гомосексуализмом можно заразиться, если насмотреться по телевизору на «крашеных» мальчиков… 

-Но насколько все это важно для среднестатистической казахской семьи, проживающей в ауле?  Может, ее гораздо больше волнуют вопросы социальной неустроенности, плохого медицинского обслуживания, низкого размера пенсий? 

- Чтобы понимать, насколько важны поднимаемые казахскими СМИ вопросы, нужно быть казахом.  Знаете, даже если казахи будут жить бедно, если им нечем будет кормить свои семьи, такие темы не перестанут их волновать. Это наша ментальность, это у нас в крови, можно сказать.  И это все очень важно – не для всех, конечно, но для тех казахов, которые воспитаны в национальных  традициях. 

О  параллельных реалиях  и о тех, кто «управляет казахами»

-Как казахскоязычная аудитория относится к советскому прошлому, к языковому вопросу, к России, к нахождению Казахстана в Евразийском союзе? 

 
- К советскому прошлому она относится негативно. За примерами далеко ходить не надо: достаточно вспомнить недавнее празднование 100-летия ВЛКСМ – поднятая казахскоязычными СМИ волна возмущения говорит сама за себя. Советские вожди, Голодомор, вторая мировая война -  все эти темы рассматриваются ими через призму истребления казахского народа. Они считают, что пора забыть это время как страшный сон и строить независимость без оглядки на советское прошлое, раз и навсегда избавившись от русского, российского влияния. 

Кстати, влияние на Казахстан северного соседа – еще одна часто поднимаемая казахскоязычными СМИ тема. Нередко высказывается мысль о том, что те, кто управляет казахами, сидят в Кремле.  Конечно, журналисты выбирают выражения, не называют фамилий, но в целом подобного рода публикации носят жесткий характер. 

Что касается языкового вопроса, то здесь позиция у них однозначная. «Все граждане страны, невзирая на национальность, должны знать государственный язык.  Если русскоязычное население не хочет учить его, то пусть уезжает в Россию», - такое мнение существует. 

Часто и казахскоязычные СМИ, и пользователи казахскоязычного сегмента соцсетей говорят о том, что сфера применения казахского  языка остается узкой, что его судьба все еще в опасности. Высказывается также мнение, что пришло время исключить из Конституции статью, которая признает русский языком межнационального общения.  Отчасти я согласна с такими оценками, ведь за 27 лет независимости казахский, к сожалению, так и не стал полноценным государственным языком. 

Что касается отношения к Евразийскому союзу и другим интеграционным процессам, в частности,  с Россией, то здесь судить сложно. Эти темы на страницах казахскоязычных СМИ не находят должного отражения. Наверное, в силу того, что они требуют анализа, экономических расчетов. Насколько я знаю, та же тема ЕАЭС поднимается только с политической точки зрения, с позиции угрозы суверенитету нашей страны. 

-Не так давно один из блогеров заметил, что казахскоязычная и русскоязычная аудитории живут в разных реалиях. Соответствует ли это действительности? Насколько  эти миры обособленны друг от друга? 

- К сожалению, такая ситуация появилась не вчера. Неправильно и даже небезопасно, что в одной стране параллельно существуют два информационных поля, разделенных по языковому признаку.  Эти миры действительно разобщены и живут в разных реалиях, что проявляется даже в подаче одной и той же информации. Взять, к примеру, фурор, который Димаш Кудайберген произвел в Китае. Большинство русскоязычных СМИ ограничилось просто констатацией факта, тогда как казахскоязычные восприняли это  как повод для гордости за сына своего народа, покорившего многомиллиардный Китай. И таких примеров можно привести немало. 

- Есть  ли между теми, кто говорит и думает только на казахском и только на русском, хоть какие-то точки соприкосновения? Или же мы имеем дело с полным отсутствием консенсуса в отношении к ценностям и ориентирам развития?

- Все-таки все мы живем в одной стране, и, естественно, точки соприкосновения у нас есть. Думаю, взгляды многих казахов, и русскоязычных и казахскоязычных, как и представителей других этносов сходятся в том, что касается будущего Казахстана. Наверняка многие хотят жить в цивилизованной, развитой стране, в мире и согласии.  

-Что нужно предпринять для того, чтобы языковой барьер, разность менталитетов казахскоязычных и русскоязычных граждан республики не привели к жесткой  конфронтации, чтобы они, как минимум, могли услышать, а в идеале понять друг друга?  

- На мой взгляд, тут нужна более четкая и целенаправленная государственная политика. Пока же заявления чиновников и законы часто входят в противоречие друг с другом. С одной стороны, говорится о мерах по развитию государственного языка, с другой – что «русский язык никто не отменяет, и в соответствии с Конституцией он будет продолжать действовать наравне с казахским». Если государственная политика в языковом вопросе будет скорректирована, если появится экономическая целесообразность, возможность карьерного роста для тех, кто изучает язык, если и сверху, и снизу будет желание изменить ситуацию, то барьер, о котором вы говорите, может быть разрушен. Причем за короткое время. 

-А казахскоязычные журналисты, пытающиеся нести воспитательную и просветительскую миссию, как-то способствуют сближению этих двух миров? 

- Они не то что враждебно, но с явным неодобрением относятся к русскоязычным согражданам, считая, что они просто не желают учить казахский язык и тем самым проявляют к нему неуважение. Пытаются ли они как-то переломить ситуацию? Честно говоря, не знаю. Я вижу с их стороны только возмущение и осуждение. Под огонь  критики казахскоязычных журналистов нередко попадают и те казахи, которые учат родной язык, но пишут с ошибками или говорят с акцентом. 

Большой потенциал против откровенного «мусора»

-Какие плюсы и минусы казахскоязычных СМИ вы бы назвали? В чем они выигрывают у русскоязычных изданий, а в чем проигрывают? 

- Количество посетителей отдельных казахскоязычных ресурсов в разы превышает число посещений в некоторых русскоязычных СМИ. К плюсам я бы отнесла и то, что посредством казахского языка журналисты могут поднимать темы, которые не осмелится поднять ни одно русскоязычное издание. Богатство нашего языка позволяет создавать острый контент, который при этом никого не задевает и не оскорбляет. Кстати, нередко  от материалов, попадающих в обзоры казахской прессы на русскоязычных ресурсах, многие редакторы хватаются за голову и даже снимают их, считая такие темы опасными и неприемлемыми. Как только они появляются в русскоязычном варианте, происходит взрыв, волна доходит до самого «верха», и принимаются жесткие меры, вплоть до снятия материалов с сайтов. 

-Следует ли из этого,  что представители власти являются заложниками русскоязычного информационного поля и не следят за контентом, создаваемым на казахском языке? 

- Это не совсем так. Уверена, что власти читают казахскоязычные СМИ. Дело тут в другом. Статьи на казахском языке практически не выходят за пределы нашего внутреннего информационного поля. Но когда они появляются на русскоязычных ресурсах, высока вероятность того, что их могут перепечатать иностранные СМИ, и тут уже возможны определенные последствия. Это, в первую очередь, касается публикаций, содержащих критику в адрес политики РФ или тесных отношений нашей власти с северным соседом. 

-Но вернемся к плюсам и минусам…

 - Серьезными минусами я считаю и обилие пустых материалов с налетом «желтизны», отсутствие серьезной аналитики и жанрового разнообразия.  Да, что говорить, обычный репортаж встретишь редко. Сейчас, впрочем, ситуация стала выправляться, и пусть редко, но все же появляются неплохие журналистские работы. 

Кроме того, в казахскоязычных СМИ очень много «мусора». Допустим, какому-нибудь аксакалу из числа писателей, деятелей искусства, ученых вздумалось выступить на  какую-то тему - газеты или сайты не станут ему отказывать, даже если статья «ни о чем». Одна и та же публикация за авторством одного и того же человека может появиться в трех-четырех  разных изданиях и везде будет преподноситься как эксклюзив.

-Это уровень журналистов не позволяет насыщать казахскоязычный контент аналитикой или же рамки, выставляемые руководителями СМИ?

-Тут палка о двух концах. Конечно, если журналиста бьют по рукам, запрещая поднимать ту или иную тему, то он и не будет это делать. С другой стороны, и сами журналисты не стремятся перейти на иной уровень работы. Это же нужно кому-то звонить, с кем-то встречаться, собирать комментарии. А это в среде казахскоязычных журналистов немногие делают. Куда проще забить пустое место очередной статьей какого-нибудь аксакала. 

-Какие СМИ, интернет-ресурсы на казахском языке вы бы выделили в качестве грамотных и востребованных медиа-проектов? 

-Мне импонирует то, как развивается газета «Жас Алаш», особенно ее электронная версия. Издание широко освещает социальную, экономическую и политическую тематику. В нем нет «желтизны», есть только качественный, взвешенный контент, позволяющий пусть и не быстро, но расширять аудиторию читателей. Можно выделить и сайт Qazaq Times, поднимающий острые политические темы и публикующий  интересные интервью. Достаточно востребованы сайты аbai.kz, qamshy.kz, qazaquni.kz. 

-Какие тренды в ближайшем будущем  будут диктовать вектор развития казахскоязычного сегмента информационного поля? Какие перед ним могут стоять вызовы, и какими должны быть ответы на них? 

 
-Думаю, в скором времени перед создателями казахскоязычного контента  встанут достаточно серьезные вызовы, которые отправят в прошлое и «желтизну», и ненужную «шелуху». Скорее всего, произойдет четкое разделение на чисто «желтые» СМИ и на серьезные, авторитетные издания. Это будет вызвано качественным ростом казахского населения, появлением в его среде запроса на качественную аналитику. Казахскоязычные информационные ресурсы просто вынуждены будут развиваться по классическим законам журналистики. «Выезжать» на чисто «казахских темах» уже просто не получится.  

camonitor.kz

Фото: qazaquni.kz

 

Теги: Общество
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее